• Ваши пальцы

    Ваши пальцы пахнут ладаном,
    А в ресницах спит печаль.
    Ничего теперь не надо нам,
    Никого теперь не жаль.

    И когда Весенней Вестницей
    Вы пойдете в синий край,
    Сам Господь по белой лестнице
    Поведет Вас в светлый рай.

    Тихо шепчет дьякон седенький,
    За поклоном бьет поклон
    И метет бородкой реденькой
    Вековую пыль с икон.

    Ваши пальцы пахнут ладаном,
    А в ресницах спит печаль.
    Ничего теперь не надо нам,
    Никого теперь не жаль.

    Александр Вертинский
    1916

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (1 голос, в среднем: 5 из 5)
    Читать далее
  • Ворчливая песенка

    Тяжело таким, как я, «отсталым папам»:
    Подрастают дочки и сынки,
    И уже нас прибирают к лапам
    Эти юные большевики!

    Вот, допустим, выскажешь суждение.
    Может, ты всю жизнь над ним потел.
    Им- смешно. У них другое мнение.
    «Ты, отец, ужасно устарел».

    Виноват! Я — в ногу… А одышка —
    Это, так сказать, уже не в счет.
    Не могу ж я, черт возьми, вприпрыжку
    Забегать на двести лет вперед!

    Ну, конечно, спорить бесполезно.
    Отвечать им тоже ни к чему…
    Но упрямо, кротко и любезно
    Можно научить их кой-чему.

    Научить хотя б не зазнаваться
    И своих отцов не презирать,
    Как-то с нашим возрастом считаться,
    Как-то все же «старших» уважать.

    Их послушать- так они «большие»,
    Могут целым миром управлять!
    Впрочем, замыслы у них такие,
    Что, конечно, трудно возражать.

    Ну и надо, в общем, соглашаться,
    Отходить в сторонку и молчать,
    Как-то с этим возрастом считаться,
    Как-то этих «младших» уважать.

    И боюсь я, что придется «папам»
    Уступить насиженный престол,
    Все отдать бесцеремонным лапам
    И пойти учиться… в комсомол!

    Александр Вертинский
    1955

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (1 голос, в среднем: 5 из 5)
    Читать далее
  • Все, что осталось

    Это все, что от Вас осталось,-
    Пачка писем и прядь волос.
    Только сердце немного сжалось,
    В нем уже не осталось слез.

    Вот в субботу куплю собаку,
    Буду петь по ночам псалом,
    Закажу себе туфли к фраку…
    Ничего. Как-нибудь проживем.

    Все окончилось так нормально,
    Так логичен и прост конец:
    Вы сказали, что нынче в спальню
    Не приносят с собой сердец.

    Александр Вертинский
    1918

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (2 голоса, в среднем: 5 из 5)
    Читать далее
  • Дансинг-гёрл

    Это бред. Это сон. Это снится…
    Это прошлого сладкий дурман.
    Это Юности Белая Птица,
    Улетевшая в серый туман…

    Вы в гимназии. Церковь. Суббота.
    Хор так звонко, весенне поет…
    Вы уже влюблены, и кого-то
    Ваше сердце взволнованно ждет.

    И когда золотые лампады
    Кто-то гасит усталой рукой,
    От высокой церковной ограды
    Он один провожает домой.

    И весной и любовью волнуем,
    Ваши руки холодные жмет.
    О, как сладко отдать поцелуям
    Свой застенчивый девичий рот!

    А потом у разлапистой ели,
    Убежав с бокового крыльца,
    С ним качаться в саду на качели —
    Без конца, без конца, без конца…

    Это бред! Это сон! Это снится!
    Это юности сладкий обман!
    Это лучшая в книге страница,
    Начинавшая жизни роман!

    Дни бегут все быстрей и короче,
    И уже в кабаках пятый год
    С иностранцами целые ночи
    Вы танцуете пьяный фокстрот.

    Беспокойные жадные руки
    И насмешка презрительных губ,
    А оркестром раздавлены,- звуки
    Выползают, как змеи, из труб.

    В барабан свое сердце засунуть —
    Пусть его растерзает фокстрот!
    О, как бешено хочется плюнуть
    В этот нагло смеющийся рот!

    И под дикий напев людоедов,
    С деревянною маской лица,
    Вы качаетесь в ритме соседа
    Без конца, без конца, без конца…

    Это бред! Это сон! Это снится!
    Это чей-то жестокий обман!
    Это Вам подменили страницы
    И испортили нежный роман!

    Александр Вертинский
    1937

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (0 голосов, в среднем: 0 из 5)
    Читать далее
  • Девочка с капризами

    Мы читаем Шницлера. Бредим мы маркизами.
    Осень мы проводим с мамой в Туапсе.
    Девочка с привычками, девочка с капризами,
    Девочка не «как-нибудь», а не так, как все.

    Мы никем не поняты и разочарованы.
    Нас считают маленькой и теснят во всем.
    И хотя мы мамою не очень избалованы,
    Все же мы умеем поставить на своем.

    Из-за нас страдают здесь очень-очень многие.
    Летом в Евпатории был такой момент,
    Что Володя Кустиков принял грамм цикория.
    Правда, он в гимназии, но почти студент.

    Платьица короткие вызывают страстные
    Споры до истерики с бонной и мама.
    Эти бонны кроткие- сволочи ужасные.
    Нет от них спасения. Хуже, чем чума!

    Вечно неприятности. Не дают возможности,
    Заставляют волосы распускать, как хвост.
    Что это, от глупости иль от осторожности?
    А кузен Сереженька все острит, прохвост!

    Он и бонна рыжая целый день сопутствуют.
    Ходишь, как по ниточке,- воробей в плену!..
    Девочка с капризами, я Вам так сочувствую.
    Вашу жизнь тяжелую я один пойму!

    Александр Вертинский

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (0 голосов, в среднем: 0 из 5)
    Читать далее
  • Детский городок

    Строили дети город новый
    Из морских голубых камней.
    Догорал над ними закат лиловый,
    Замирал в лесу соловей.

    И один сказал: «Мы тут вал нароем,
    Никого не допустим к нам —
    Ни людей, ни зверей, и дома построим
    Мы для тех, кто без пап и мам!

    А другой ответил: «Нас очень много,
    Этот город нам будет мал.
    А давайте мы лучше попросим Бога,
    Чтобы он нас к себе забрал.

    Мы из солнца костер разведем над небом,
    Будем шапкой луну тушить
    И Большую Медведицу черным хлебом
    Будем мы по ночам кормить.

    Там есть ангелы. Вроде как люди, но- птицы.
    Пусть они нас научат летать…»
    «А ты знаешь, что там надо много молиться,
    А когда же мы будем играть?»

    Это третий сказал. И добавил строго:
    «Этим ангелам я не рад.
    Вот они мне уже оторвали ногу —
    Бомбу бросили с неба в ребят…»

    Они замолчали. Умолк в печали,
    Захлебнувшись от слез соловей.
    И, шипя как змеи, волны смывали
    Недостроенный город детей…

    Александр Вертинский
    1946

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (0 голосов, в среднем: 0 из 5)
    Читать далее
  • Джимми

    Я зная, Джимми, Вы б хотели быть пиратом,
    Но в наше время это невозможно.
    Вам хочется командовать фрегатом,
    Носить ботфорты, плащ, кольцо с агатом,
    Вам жизни хочется отважной и тревожной.

    Вам хочется бродить по океанам
    И грабить шхуны, бриги и фелуки,
    Подставить грудь ветрам и ураганам,
    Стать знаменитым черным капитаном
    И на борту стоять, скрестивши гордо руки…

    Но, к сожалению… Вы мальчик при буфете
    На мирном пароходе «Гватемале».
    На триста лет мы с Вами опоздали,
    И сказок больше нет на этом скучном свете.

    Вас обижает мэтр за допитый коктейль,
    Бьет повар за пропавшие бисквиты.
    Что эти мелочи, когда мечты разбиты,
    Когда в двенадцать лет уже в глазах печаль!

    Я знаю, Джимми, если б были Вы пиратом,
    Вы б их повесили однажды на рассвете
    На первой мочте Вашего фрегата…
    Но вот звонок, и Вас зовут куда-то…
    Прощайте, Джимми, — сказок нет на свете!

    Александр Вертинский
    1934
    Средиземное море, пароход «Теофиль Готье»

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (1 голос, в среднем: 5 из 5)
    Читать далее
  • Дни бегут

    Сколько вычурных поз,
    Сколько сломанных роз,
    Сколько мук, и проклятий, и слез!

    Как сияют венцы!
    Как банальны концы!
    Как мы все в наших чувствах глупцы!

    А любовь — это яд.
    А любовь — это ад,
    Где сердца наши вечно горят.

    Но дни бегут,
    Как уходит весной вода,
    Дни бегут,
    Унося за собой года.

    Время лечит людей,
    И от всех этих дней
    Остается тоска одна,
    И со мною всегда она.

    Но зато, разлюбя,
    Столько чувств загубя,
    Как потом мы жалеем себя!

    Как нам стыдно за ложь,
    За сердечную дрожь,
    И какой носим в сердце мы нож!

    Никому не понять,
    Никому не сказать,
    Остается застыть и молчать.

    А… дни бегут,
    Как уходит весной вода,
    Дни бегут,
    Унося за собой года.

    Время лечит людей,
    И от всех этих дней
    Остается тоска одна,
    И со мною всегда она…

    Александр Вертинский
    1932

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (1 голос, в среднем: 5 из 5)
    Читать далее
  • Доченьки

    У меня завелись ангелята,
    Завелись среди белого дня!
    Все, над чем я смеялся когда-то,
    Все теперь восхищает меня!
    Жил я шумно и весело — каюсь,
    Но жена все к рукам прибрала.
    Совершенно со мной не считаясь,
    Мне двух дочек она родила.

    Я был против. Начнутся пеленки…
    Для чего свою жизнь осложнять?
    Но залезли мне в сердце девчонки,
    Как котята в чужую кровать!
    И теперь, с новым смыслом и целью
    Я, как птица, гнездо свое вью
    И порою над их колыбелью
    Сам себе удивленно пою:

    «Доченьки, доченьки, доченьки мои!
    Где ж вы, мои ноченьки, где вы, соловьи?»
    Вырастут доченьки, доченьки мои…
    Будут у них ноченьки, будут соловьи!

    Много русского солнца и света
    Будет в жизни дочурок моих.
    И, что самое главное, это
    То, что Родина будет у них!
    Будет дом. Будет много игрушек,
    Мы на елку повесим звезду…
    Я каких-нибудь добрых старушек
    Специально для них заведу!

    Чтобы песни им русские пели,
    Чтобы сказки ночами плели,
    Чтобы тихо года шелестели,
    Чтобы детства забыть не могли!
    Правда, я постарею немного,
    Но душой буду юн как они!
    И просить буду доброго Бога,
    Чтоб продлил мои грешные дни!

    Вырастут доченьки, доченьки мои…
    Будут у них ноченьки, будут соловьи!
    А закроют доченьки оченьки мои —
    Мне споют на кладбище те же соловьи.

    Александр Вертинский
    1945

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (1 голос, в среднем: 5 из 5)
    Читать далее
  • Дым без огня

    Вот зима. На деревьях цветут снеговые улыбки.
    Я не верю, что в эту страну забредет Рождество.
    По утрам мой комичный маэстро так печально играет на скрипке
    И в снегах голубых за окном мне поет Божество!

    Мне когда-то хотелось иметь золотого ребенка,
    А теперь я мечтаю уйти в монастырь, постареть
    И молиться у старых притворов печально и тонко
    Или, может, совсем не молиться, а эти же песенки петь!

    Все бывает не так, как мечтаешь под лунные звуки.
    Всем понятно, что я никуда не уйду, что сейчас у меня
    Есть обиды, долги, есть собака, любовница, муки
    И что все это — так… пустяки… просто дым без огня!

    Александр Вертинский
    1916
    Крым, Ялта

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (0 голосов, в среднем: 0 из 5)
    Читать далее
Страница 2 из 912345...Последняя »