• Этот дом

    Этот дом был приветлив,
    но едва ли он для нас
    не покрыт был толстым льдом.
    И ко мне вы, наклонившись, прошептали:
    «Отрекаются любя,
    но только не вдвоем, но
    только не вдвоем,
    только не вдвоем…»
    О тебе, о тебе, о тебе
    и с тобой не я.
    Дай мне сил закрыть глаза,
    помоги уйти на небеса,
    Соедини на них нас двоих.
    В темноте полупустого кинотеатра
    боль впилась в давно
    распухшие виски.
    Незнакомые глаза мне улыбались
    так похоже на тебя,
    но не знавшие тоски,
    не знавшие тоски,
    не знавшие тоски…
    О тебе, о тебе, о тебе…

    Диана Арбенина
    1995

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (1 голос, в среднем: 5 из 5)
    Читать далее
  • Они убили тебя

    Ты хочешь спать, ты ложишься в постель.
    Ты больна, ты дрожишь, у тебя нет сил.
    Закрываешь глаза, но не можешь терпеть
    эту боль, эту боль, эту боль, эту боль.
    Ты ползешь к телефону, набираешь 03 —
    добрый дядя тебе «потерпи” говорит.
    И вот ты в бoльницe и все позади,
    но что будет завтра?

    Они убили тебя.

    Я могу тебе подарить свою кровь,
    но нормальные вены не примут ее.
    По морям твоим я пущу корабли,
    но они никогда не достигнут земли.
    Идеально логичный закон бытия,
    но в нем нет тебя, в нем нет меня.
    Контуры губ на белой стене.
    Как молодо выглядят лица во сне.

    Они убили тебя.

    Ритуал не заставит себя долго ждать.
    Все готово уже задолго до нас.
    Ты пьешь крепкий чай, ты ждешь и молчишь,
    а кто-то на кухне включает газ.
    Расцветает день, я становлюсь водой,
    улыбаюсь рыбам и читаю вслух.
    Не легко, конечно, быть самим собой,
    но не легче разучиться считать до двух.

    Они убили тебя.

    Диана Арбенина
    15 февраля 1996

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (0 голосов, в среднем: 0 из 5)
    Читать далее
  • Я люблю того, кто не придет

    Я люблю того, кто не придет.
    Кто не сядет пить чай
    за одним столом.
    Кто никогда, никогда
    не приходил в мой дом.
    Я люблю того,
    кто спит по ночам,
    опустив веки в ночную печаль.
    Дрожит фитиль его огня
    и гаснет в свете дня.
    А мы с тобою уже далеко от земли.
    Ты умеешь летать. Я умею любить.
    Ты умеешь мечтать. А я люблю петь.
    И наши страны давно стали одной.
    Наши войны давно превратились в парад.
    Ты так долго этого ждал. Почему ты не рад?
    Медленный стук чужих шагов.
    Вечер не время для врагов и для звонков.
    Я недостаточно сильна.
    Давит всей тяжестью вина,
    но не до дна.
    Я люблю того кто держит в руке
    ключ от дверей, что всегда на замке,
    кто знает маршруты ночных поездов
    до дальних городов.
    Я люблю того, кто видит мой цвет,
    кто рядом со мной, когда меня нет.
    И слезы мои — его глаза, как соль на парусах.
    А мы тобой уже далеко от земли…

    Диана Арбенина
    1995

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (0 голосов, в среднем: 0 из 5)
    Читать далее
  • Ты уйдешь

    Ограда. Мокрый снег. Случайное тепло
    чужих ключей в моей руке.
    Распластан день на паперти тоски,
    о чем-то стонут языки.
    И привкус меди на губах у тех,
    кто все забудет.
    Я знаю — ты уйдешь.
    И будет небо плыть за тобой.
    Ты так любила жить,
    и, может, оттого,
    что ты жила на краю,
    где я сейчас стою.
    Последние шаги в системе бытия,
    прощальный вздох любимых рук —
    и мир внезапно превратился
    в горсть земли,
    кто был со мной — теперь вдали.
    А завтра я оставлю город,
    данный мне в наследство.
    Я знаю — ты уйдешь…
    И полотно травы твоим глазам — вуаль,
    но цвет уже не различить.
    О чем просить? Ведь все предрешено,
    и в миг дороги полотно
    cольется с формой шин,
    когда меня уже не будет.
    Я знаю — ты уйдешь…

    Диана Арбенина
    осень 1995

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (1 голос, в среднем: 5 из 5)
    Читать далее
  • Рубеж

    Когда придет зима,
    когда наступит февраль,
    и черный фонарь
    станет желтым, как янтарь,
    я прикажу себе молчать
    и не ходить в тот дом.
    Кому-то станет интересно
    в чем беда.
    Я раньше не бывал
    так часто дома никогда,
    и я мечтал о телефоне,
    а он теперь для меня ерунда.
    Но это просто рубеж,
    и я к нему готов.
    Я отрекаюсь от своих
    прошлых снов.
    Я забываю обо всем.
    Я гашу свет.
    Нет мира кроме тех,
    к кому я привык,
    и с кем не надо
    нагружать язык,
    а просто жить рядом
    и чувствовать, что жив.
    Когда ветра морские
    будут крепко дуть,
    я постараюсь сразу лечь
    и уснуть, я это так давно
    и навсегда решил.
    К каждому звуку
    я буду готов,
    но в том доме не предпримут
    ни малейших шагов,
    обвиняя во всем
    сдутость шин.
    Но это просто рубеж…
    Когда пройдет много лет
    и я вернусь в тот дом,
    где холодно всегда
    без огня и с огнем,
    меня встретит хозяйка и
    посмотрит на часы.
    И тогда я пойму,
    что мой дом сгорел.
    Я оставил все,
    а сам уцелел.
    Но зачем я опять
    вернулся к тебе?

    Диана Арбенина
    1993

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (1 голос, в среднем: 1 из 5)
    Читать далее
  • Тугая ночь

    Я стараюсь привыкнуть жить без тебя.
    Я снова надеваю печали фрак.
    Я еду. На шинах скрипит асфальт
    и светят фары в дорожный знак.
    Я стараюсь привыкнуть дышать без тебя
    Мой зверь подо мной, как и я,одинок.
    Вся жизнь теперь в повороте руля —
    это мой последний, последний рывок.
    Тугая ночь
    обнимает меня за плечи.
    И ветер соленый,
    и в глазах тоска.
    И никуда не деться,
    ведь снова вечер.
    И как жаль, что это
    не твоя рука.
    Я стараюсь привыкнуть любить не тебя.
    Вырывается страсть и поет мотор.
    Мои мысли просты, как изгиб руля.
    В этих двух колесах война и позор.
    Я стараюсь привыкнуть видеть других,
    чувствуя как ты гибнешь во мне.
    И некому крикнуть мне: «Подожди!»
    в последнем полете при мертвой луне.
    Тугая ночь…

    Диана Арбенина
    1993

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (0 голосов, в среднем: 0 из 5)
    Читать далее
  • Бредбери

    конец войны пришелся на ноябрь.
    дешевая гостиница. шезлонги.
    дождь как у бредбери. распятые зонты.
    и — не поверишь — мерзнут перепонки.

    я здесь два дня. решительно один.
    терзаюсь от капризов носоглотки.
    лечиться не в привычке — всё само.
    нет ничего прекрасней русской водки.

    берлин как и тогда. кирпич в кирпич.
    хожу до ресторана и обратно.
    и девочки плющами вьют углы.
    готовые за марки и бесплатно.

    я не могу ни с кем. прошло шесть лет.
    измену чувствуешь уже в прихожей.
    я знал их всех в лицо. я шёл в кино
    и спал как в плащ-палатке в макинтоше.

    я был как мальчик. я такой сейчас.
    нелепый для неё с момента встречи.
    европа постарела и гниёт
    и равнодушна к винегрету речи.

    я отпустил её. не знаю сам
    зачем. она была одна такая.
    со мной с тех пор всё было. всё прошло.
    я струсил.
    каюсь каюсь каюсь каюсь.

    Диана Арбенина
    2006. четверть ноября

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (2 голоса, в среднем: 5 из 5)
    Читать далее
  • Окопное

    война:
    за тузами черви крадутся.
    ты спи не храпи
    хоронись за редутом
    воздухом легких беги
    в колибре свинца.
    из мертвых капралов
    одетых в мундиры
    стекают сердца
    в города-побратимы
    и братским салютом
    куражится сын за отца.

    мне нет возвращенья
    как нету привала
    на венах людских
    той что кровь смаковала
    скрываясь под пыльной
    вуалью
    губернского дна.

    и вера не здесь
    и увы не в пшенице.
    отчизна как мать
    никогда мне не снится.
    но я не ропщу:
    на крыс
    амуницию
    вшивость бинтов
    ржавые дула
    предателей слева
    союзников справа
    беременность жён
    пусть им просто надуло –
    раз надо поверить – поверю
    и в веру и в надю
    пусть только в окопах
    купается солнце
    в любви перископах.
    чтоб поваром пулю на завтрак
    и сытым
    как в детстве сладко уснуть.

    так я не ропщу.
    повторяю для умных
    обычно с глазами крота
    и младенца.
    так я не ропщу.
    и пар выпускаю
    из нежного мертвого рта.

    Диана Арбенина
    март. 2006. Чикаго

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (0 голосов, в среднем: 0 из 5)
    Читать далее
  • Взлетная

    я нарисую тебе самолет
    в нем будем лететь мы.
    ты будешь бояться
    и держать меня за руку
    (я не боюсь высоты
    пальцами это легко чувствовать).
    так вот я буду говорить так чтоб ты смеялась
    и забыла про страшно.
    многие пассажиры
    (и мужчины и женщины)
    будут ходить в наш салон
    и курить.
    а ты обычно так много смолишь
    а тут станешь морщиться
    послушно глотая сигаретный смок.
    у нас осталось немного рома
    в черной бутыли
    я стану уговаривать тебя
    выпить немножко
    и ты согласишься
    и минут через пять будешь храброй.
    а потом мы станем падать
    но ты будешь сидеть
    в винегрете паники стонов воплей
    спокойно и молча
    с застывшей хордой спины
    только твоя ладошка в моей
    станет чуть влажной…
    и я прижмусь к тебе крепко
    заноют скулы
    и когда у нашего самолёта
    отавалятся крылья и мы войдем в пике
    ты уже будешь мертва.
    я поцелую тебя. укрою пледом.
    и закрою глаза.

    Диана Арбенина
    2002. октябрь.31

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (0 голосов, в среднем: 0 из 5)
    Читать далее
  • Эшафот не сломался

    эшафот не сломался и айсберг не утонул.
    отвратимость событий уже начинает пугать.
    мы не стали ближе впустив наших чувств абсолют
    в пустоту как усталый сапог в тревожную гать.
    мы двигались медленно. кадры сменяли дни.
    череда откровений довольна была собой.
    ты любила кого-то когда-то но где они
    было мне doesn’t matter
    как тот кто сейчас с тобой.
    я верил в те дни в необходимость руля
    и вкус печали хранили губы твои.
    наш слаженный экипаж стартовал в сотый раз
    и ты вышивала на флаге своем: «позови».
    мой дом еще спал но уснули уже фонари.
    воздушные тени ныряли в тепло простыней.
    раскрытая книга сметала страницы свои
    как смешивал я череду пусто прожитых дней.
    закрытая дверь и соло бегущей воды.
    пахучее варево цвета древесной коры.
    ботинка блестящий носок платка белизна.
    ключ в скважину шаг за порог для новой игры.
    ты ехала в город в извилистом теле змеи.
    и сны обесцвечены были уютом купе.
    а улей вокзала готовил плацдармы свои
    для нового данного богом аутодафе.

    Диана Арбенина
    1995

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (0 голосов, в среднем: 0 из 5)
    Читать далее
Страница 4 из 512345