• Вращая томно глазками, сидят…

    Вращая томно глазками, сидят,
    Грызут печенье, устремивши взгляд
    В пространство, подавляют вздох с трудом,
    Забыв про чай, про аппетит, про дом,
    Скрестивши руки, сдерживая крик, —
    Огонь погас, нет угля, случай дик,
    Нет, чтоб позвать служанку, позвонив.
    Поодаль муха тонет в молоке,
    А где гуманность, тоже вдалеке?
    Нет-нет, вот Вертер ложечку возьмет
    И вовремя от гибели спасет;
    Чуток хлопот, и вот уже в полет
    Стремится муха, прочь от страшных вод.
    Ромео! Встань, нагар со свеч сними,
    Цветной капустой расползлись они.
    О, свечный саван! — то намек, что мне
    Пора в дом 7, на южной стороне.
    «Увы мне, друг, какой у вас сюртук!
    Что за портной?» — «Простите, недосуг
    Ответить. Я не знаю, что сказать.
    Где б мог он жить? Могу лишь повторять,
    Что я не знаю. Он, к моей беде,
    Жил в Вэппинге, а может жить везде».

    Джон Китс (Перевод В.Широкова)

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (0 голосов, в среднем: 0 из 5)
    Читать далее
  • Вступление к поэме

    Опыт
    О рыцарях рассказывать я стану.
    Перед глазами — белые султаны.
    Не чопорны они, не современны,
    Но грациозны — необыкновенно.
    Не то что смертных дерзкая отвага,
    Но даже волхвованья Арчимаго
    Изящества не сообщат им боле;
    Как будто горный ветер на приволье
    Резвится и приходит отовсюду,
    Чтобы для нас устроить это чудо.
    О рыцарях рассказывать я стану.
    Мне видится копье: то утром рано
    Выходит рыцарь; дева молодая,
    От холода едва не умирая,
    Застыла у зубца старинной башни.
    Она в слезах: за милого ей страшно.
    Подчеркивает платье каждой складкой,
    Что ей сейчас и горестно, и сладко.
    Когда в походе рыцарь притомится,
    Он в озере прозрачном отразится.
    У ясеня приляжет на полянке,
    Где рядышком гнездятся коноплянки.
    Ах, опишу ли облик я жестокий,
    Когда встает герой железнобокий,
    Тряся копьем, сдвигая гневно брови,
    И рвется в бой, и жаждет вражьей крови?
    Ах, опишу ли я, как рыцарь гордый
    Выходит на турнир походкой твердой,
    И зритель замирает, восхищенный,
    При появленье чести воплощенной?
    Боюсь, что нет: увяли, отлетели
    Стихи, что распевали менестрели,
    Чей и теперь таится дух великий
    В развалинах и лиственнице дикой.
    Когда закончен пир, допито зелье,
    Кто вам опишет буйное веселье?
    Кто вам опишет ожиданье боя
    Под сенью стен, украшенных резьбою?
    Кто вам опишет зрелище сраженья?
    Кто вам отыщет средства выраженья?
    Я вижу зал; в нем юные девицы;
    Мне явственны их радостные лица,
    Мне явственны их сладостные взгляды,
    Что светятся, как ясные плеяды.
    Да, все-таки рассказывать я стану
    О рыцарях, об их суровом стане.
    Как возродиться смогут здесь иначе
    И воин, и скакун его горячий?
    Твое, о Спенсер, и лицо мне мило:
    Оно прекрасно, как восход светила,
    А сердце просто прыгает от счастья,
    Когда твое я чую соучастье.
    Я твой венец, при всем его изыске,
    Воспринимаю по-земному близко,
    И я тогда не чувствую смущенья,
    Когда в своем горячем обращенье
    Твой кроткий дух прошу я о подмоге,
    А дух в тревоге
    Из-за того, что некто вздумал тоже,
    По глупости, сумняшеся ничтоже,
    Либертаса пройти дорогой торной.
    Либертас подтвердит: в мольбе покорной
    Я, бард, с благоговеньем постоянным,
    Испуганный своим же дерзким планом,
    Пройду свой путь; ты согласишься, внемля.
    Я лягу отдохнуть; увижу землю,
    Ее восход, закат, и свет, и тени,
    И всей природы буйное цветенье.

    Джон Китс (Перевод Е.Фельдмана)

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (0 голосов, в среднем: 0 из 5)
    Читать далее
  • Годовщина реставрации Карла II

    Написано 29 мая
    при звоне колоколов
    Безумный Альбион! Не успокоим
    Мы совесть этим колокольным боем.
    Мне слух терзает он.
    Для патриотов он всего постыдней:
    То звон по Вейну, Расселу и Сидни,
    То похоронный звон.

    ДЖон Китс (Перевод В.Васильева)

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (0 голосов, в среднем: 0 из 5)
    Читать далее
  • Гомеру

    Быть в стороне, как я, — удел невежд.
    Но слышу про тебя и про Киклады,
    Как домосед, исполненный надежд
    Узреть в морях коралловые клады.
    Да, ты был слеп, но пелену Зевес
    Сорвал, открыв тебе простор небесный.
    Пан пеньем пчел звучать заставил лес.
    Из пены Посейдон шатер чудесный
    Тебе соткал. На берег темноты
    Свет хлынул, пропасти — травою сочной
    Оделись, и трояким зреньем ты
    Раскрытье утра видел в час полночный.
    Не так ли Артемиды властный взгляд
    Пронзал три царства: небо, землю, ад?

    ДЖон Китс (Перевод В.Потаповой)

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (0 голосов, в среднем: 0 из 5)
    Читать далее
  • Дамам, которые видели меня увенчанным

    Венок из ветви лавра благовонной!
    Нет сладостнее в мире ничего.
    Самой луне, что радужной короной
    Увенчана, не превзойти его!
    Но есть еще росистые бутоны
    И первой влажной розы торжество,
    Морская зыбь от вздохов Альционы,
    Трех голосов созвучных волшебство,
    Глядящий сквозь серебряные слезы
    Апрель и мая солнечные грозы…
    Однако изощряться перестань:
    Хоть не имеет равных твой избранник,
    Но этим царственным очам, как данник
    Смиренный, пусть воздаст восторга дань!

    ДЖон Китс (Перевод В.Потаповой)

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (0 голосов, в среднем: 0 из 5)
    Читать далее
  • Два сонета о славе

    1
    Дикарка-слава избегает тех,
    Кто следует за ней толпой послушной.
    Имеет мальчик у нее успех
    Или повеса, к славе равнодушный.
    Гордячка к тем влюбленным холодней,
    Кто без нее счастливым быть не хочет.
    Ей кажется: кто говорит о ней
    Иль ждет ее, — тот честь ее порочит!
    Она — цыганка. Нильская волна
    Ее лица видала отраженье.
    Поэт влюбленный! Заплати сполна
    Презреньем за ее пренебреженье.
    Ты с ней простись учтиво — и рабой
    Она пойдет, быть может, за тобой!
    Перевод С.Маршака
    II
    Нельзя пирог и съесть
    и думать, что он есть.
    (Пословица)
    Как жалок ты, живущий в укоризне,
    В тревожном недоверье к смертным дням:
    Тебя путают все страницы жизни,
    И славы ты себя лишаешь сам;
    Как если б роза розы растеряла
    И слива стерла матовый налет
    Или Наяда карлицею стала
    И низким мраком затемнила грот;
    Но розы на кусте благоухают,
    Для благодарных пчел даря нектар,
    И слива свой налет не отряхает,
    И своды грота множат свое эхо, —
    Зачем же, клянча по миру успеха,
    В неверии ты сам крадешь свой дар?

    Джон Китс (Перевод О.Чухониева)

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (0 голосов, в среднем: 0 из 5)
    Читать далее
  • Два-три букета и две-три коробки…

    * * *
    Два-три букета
    И две-три коробки —
    Два-три пакета
    И две-три нашлепки —
    Два-три глупца,
    Два-три Пифагора —
    Два-три огурца,
    Два-три помидора —
    Два-три толчка
    В два-три закута —
    Два-три зевка
    В две-три минуты —
    Два-три кота,
    Две-три мышки амбарных —
    Два-три кита —
    Здоровенных, кошмарных —
    Два-три мотылька,
    Мелькающих в небе, —
    Два-три уголька
    И две миссис — гм!
    Две-три зануды,
    Две-три хохотушки —
    Две-три запруды,
    Две-три деревушки —
    Два-три яйца,
    Две-три сереньких квочки —
    И два-три птенца —
    Сонетные строчки!

    Джон Китс (Перевод Е.Фельдмана)

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (0 голосов, в среднем: 0 из 5)
    Читать далее
  • Две прелести вечор явились мне…

    Две прелести вечор явились мне —
    Столь безыскусны, непорочны, святы,
    Девятой сферой будто бы закляты, —
    Так глас Господень льется в вышине.
    Волынка нервно мучилась, — зане
    Сам Незнакомец плакал от утраты.
    Волынка вновь вступала, и расплаты
    Тот Незнакомец ждал наедине.
    Волынка, ты восхитила сердца!
    А Незнакомец струны, будто нервы,
    Терзал, — и в нем я видел близнеца.
    Но все ж вела Волынка голос первый.
    Что делать, вас обоих слушал я.
    Молчи, душа, все чувства затая.

    Джон Китс (Перевод О.Кольцовой)

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (0 голосов, в среднем: 0 из 5)
    Читать далее
  • Девчонка из Девона

    Девчонка из Девона, чем у тебя
    Набита ручная плетенка?
    Видать, со сметаны так щеки румяны,
    Не дашь ли сметаны, девчонка?
    Люблю я твой мед и цветы на лугах
    И очень люблю твое масло,
    Но больше, признаться, люблю целоваться, —
    О, только не дуйся напрасно!
    Мне сладки и долы твои, и холмы,
    И овцы кудрявые в долах,
    Но сладкого слаще средь вереска в чаще
    Валяться на травах медовых.
    Так что же? Повесим на иву платок,
    А рядом поставим корзинку
    И ляжем в теплыни на зыбкой перине
    Среди незабудок в обнимку.

    Джон Китс (Перевод О.Чухонцева)

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (0 голосов, в среднем: 0 из 5)
    Читать далее
  • Делим яблоко Евы

    I
    Не красней понапрасну,
    Чтобы зримо и ясно
    Искушенность твоя не предстала.
    Если станешь дивиться
    Непорочной девице,
    Значит, ею ты быть перестала.
    II
    Покраснела: — «… о встрече…»,
    Покраснела: — «… нет речи…»,
    Покраснела: — «… не вздумай мне только!..»,
    Покраснела: — «… мне ясно…»,
    Покраснела: — «… согласна…»,
    Покраснела: — «… когда и во сколько?..».
    III
    Не вздыхай понапрасну:
    Не хочу ежечасно
    Видеть Евы надутые губки.
    Если жарки ланиты,
    Губы полуоткрыты,
    Значит, был голубок у голубки!
    IV
    Ни к чему суесловье:
    Не навеки здоровье
    Нам Природою вечной дается.
    Непонятно мне даже:
    Не сейчас, то когда же
    Целоваться с тобой нам придется?
    V
    Вздох: — «… конечно, мы будем…»,
    Вздох: — «… нет-нет, позабудем…»,
    Вздох: — «… не вынесу и заболею!..».
    Так остаться? Расстаться?
    Может, хватит терзаться?
    Лучше яблоко режь, не жалея!

    Джон Китс (Перевод Е.Фельдмана)

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (0 голосов, в среднем: 0 из 5)
    Читать далее
Страница 2 из 1312345...10...Последняя »