• Стишок, написанный в поезде

    А что меня нежит, то меня и изгложет.
    Что нянчит, то и прикончит; величина
    Совпала: мы спали в позе влюбленных ложек,
    Мир был с нами дружен, радужен и несложен.
    А нынче пристыжен, выстужен; ты низложен
    А я и вовсе отлучена.

    А сколько мы звучны, столько мы и увечны.
    И раны поют в нас голосом человечьим
    И голосом волчьим; а за тобой братва
    Донашивает твоих женщин, твои словечки,
    А у меня на тебя отобраны все кавычки,
    Все авторские права.

    А где в тебе чувство, там за него и месть-то.
    Давай, как кругом рассеется сизый дым,
    Мы встретимся в центре где-нибудь, посидим.
    На мне от тебя не будет живого места,
    А ты, как всегда, окажешься невредим.

    Вера Полозкова

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (0 голосов, в среднем: 0 из 5)
    Читать далее
  • Хронофобия

    Время-знаток, стратег тыловых атак,
    Маленький мародер, что дрожит, пакуя
    Краденое – оставь мою мать в покое.
    Что она натворила, что ты с ней так.
    Время с кнутом, что гонит одним гуртом,
    Время, что чешет всех под одну гребенку –
    Не подходи на шаг к моему ребенку.
    Не улыбайся хищным бескровным ртом.
    Ты ведь трусливо; мелкое воровство –
    Все, что ты можешь. Вежливый извращенец.
    Ластишься, щерясь, – брось: у меня священность
    Самых живых на свете.
    А ты – мертво.

    Вера Полозкова

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (0 голосов, в среднем: 0 из 5)
    Читать далее
  • Осточерчение

    Да, тут не без пощёчин и зуботычин,
    Впрочем, легчайших, так что не кличь врачей.
    Сколько б ты ни был зычен и предназначен –
    А все равно найдутся погорячей.
    Мальчик, держись за поручень, мир не прочен.
    Ладно, не увенчают – так хоть учтут.
    Выставочен как ни был бы, приурочен –
    А все равно же вымучен, что уж тут.
    Звонче не петь, чем Данте для Беатриче.
    Нынче – ни Дуче, ни команданте Че.
    Как бы ты ни был вычерчен – ты вторичен;
    Тысячен, если мыслить в таком ключе.
    Ты весь из червоточин, из поперечин,
    Мелочен очень, сколько ни поучай.
    Как бы ты ни был точен и безупречен –
    Вечности не оставят тебе на чай.
    И не мечтай, что Бог на тебя набычен,
    Выпучен, как на чучело, на чуму.
    Как бы ты ни был штучен – а ты обычен.
    А остальное знать тебе ни к чему.

    Вера Полозкова

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (0 голосов, в среднем: 0 из 5)
    Читать далее
  • Свобода

    Всё бегаем, всё не ведаем, что мы ищем;
    Потянешься к тыщам – хватишь по голове.
    Свобода же в том, чтоб стать абсолютно нищим –
    Без преданной острой финки за голенищем,
    Двух граммов под днищем,
    Козыря в рукаве.
    Все ржут, щеря зуб акулий, зрачок шакалий –
    Родители намекали, кем ты не стал.
    Свобода же в том, чтоб выпасть из вертикалей,
    Понтов и регалий, офисных зазеркалий,
    Чтоб самый асфальт и был тебе пьедестал.
    Плюемся люголем, лечимся алкоголем,
    Наркотики колем, бл*дскую жизнь браня.
    Свобода же в том, чтоб стать абсолютно голым,
    Как голем,
    Без линз, колец, водолазок с горлом, —
    И кожа твоя была тебе как броня.

    Вера Полозкова

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (0 голосов, в среднем: 0 из 5)
    Читать далее
  • Ис-комы-е

    Рифмоплетство – род искупительного вранья.
    Так говорят с людьми в состояньи комы.
    Гладят ладони, даже хохмят, — влекомы
    Деятельным бессилием. Как и я.
    «Ездил на дачу к деду, прибрал в избе.
    Крышу стелил. Грибов собирают – ведра!
    Митька щенка взял, выглядит очень бодро».
    Цель этого всего – доказать себе,
    Что все как прежде – выдержал, не подох.
    В мире поют, грозят, покупают платья.
    Ты вроде жив формально – как тут, в палате:
    Пульс там, сердцебиение, выдох-вдох.
    Так вот и я. «Ну как я? Усталый гном.
    В гневе смешон; безвкусно накрашен; грешен.
    Как черенками сросшимися черешен
    Челка моя ложится теперь углом».
    Ты похудел; дежурная смотрит зло.
    Пахнет больницей, въедливо и постыло.
    Что мне сказать такого, чтоб отпустило?
    Что мне такого сделать, чтоб помогло?
    Нежностью докричаться – ну а про что ж,
    Как не про то – избыток ее, излишек.
    Те живут ожиданьем, что их услышат.
    Я живу твердой верой, что ты прочтешь.
    Ну а покуда тело твое – дупло.
    Все до востребованья хранится, слова, объятья.
    В мире поют, грозят, покупают платья.
    Он без тебя захлопнут – ну, вот опять я –
    Будто бы подпол: влажно. Темно. Тепло.

    Вера Полозкова

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (0 голосов, в среднем: 0 из 5)
    Читать далее
  • Декабрь

    Декабрь – и вдруг апрелем щекочет ворот,
    Мол, дернешься – полосну.
    С окраин свезли да вывернули на город
    Просроченную весну.
    Дремучая старость года – но пахнет Пасхой,
    А вовсе не Рождеством.
    Бесстыжий циклон. Прохожий глядит с опаской
    И внутренним торжеством.
    Ты делаешься спокойный, безмолвный, ветхий.
    На то же сердцебиенье – предельно скуп.
    Красотка идет, и ветер рвет дым салфеткой
    С ее приоткрытых губ.
    Мальчонка берет за плечи, целует мокро
    Подругу – та пучит глазки, оглушена.
    А ты опустел: звенело, звенело – смолкло.
    И тишина.
    Ты снова не стал счастливым – а так хотел им
    Проснуться; хрипел фальцетиком оголтелым,
    Тянулся; но нет — оставленный, запасной.
    Год дышит все тяжелей. Ты стоишь над телом.
    Лежалой несет весной.

    Вера Полозкова

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (0 голосов, в среднем: 0 из 5)
    Читать далее
  • Ярмарка

    Ну хочешь – постой, послушай да поглазей.
    Бывает, заглянет в очи своих друзей –
    И видит пустой разрушенный Колизей.
    А думала, что жива.
    Кругом обойди, дотронься – ну, вот же вся.
    Тугая коса да вытертая джинса.
    Хмелеет с винца да ловится на живца,
    На кудри да кружева.
    Два дня на плаву, два месяца – на мели,
    Дерет из-под ног стихи, из сырой земли,
    И если бы раны в ней говорить могли –
    Кормила бы тридцать ртов.
    Не иду, — говорит, — гряду; не люблю – трублю,
    Оркестром скорблю вслед каждому кораблю,
    С девиц по слезинке, с юношей – по рублю,
    Матросик, руби швартов.
    На, хочешь, бери – глазищи, как у борзой.
    Сначала живешь с ней – кажется, свергли в ад.
    Но как-то проснешься, нежностью в тыщу ватт
    Застигнутый, как грозой.

    Вера Полозкова

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (0 голосов, в среднем: 0 из 5)
    Читать далее
  • Так, просто

    А не скосит крейза, не вылетят тормоза –
    Поневоле придется вырасти Ихтиандром.
    Я реальность свою натягиваю скафандром
    Каждый день, едва приоткрыв глаза.
    Она русифицирована; к ней спичек дают и пойла.
    Снизу слякоть кладут, наверх – листовую жесть.
    В ней зима сейчас – как замедленное, тупое
    Утро после больших торжеств.
    И модель у меня простейшая: сумки, сырость,
    Рынки, кошки, бомжи, метро; иногда – весна.
    Мне дарили ее с чужого плеча, на вырост,
    И теперь вот она становится мне тесна.
    Натирает до красноты; чертыхаясь, ранясь,
    Уставая от курток, затхлости и соплей,
    Страшно хочется бросить все и найти реальность
    Подобротнее, подороже и потеплей.
    Чтоб надеть – а она второй облегает кожей.
    Не растить к ней сантиметровый защитный слой.
    Чтоб оттаять в ней, перестать быть угрюмой, злой,
    И — поспеть, распрямиться, стать на себя похожей.
    Посмуглеть, посмешливеть, быстро освоить помесь,
    Европейского с местным; сделаться звонче, но…
    Но ведь только в моей, задрипанной, есть окно,
    За которым – бабах – Вселенная. Невесомость.
    Только в этих – составе воздухе, тьме, углу
    Я могу отыскать такой рычажок, оттенок,
    Что реальность сползает, дрогнув, с дверей и стенок
    И уходит винтом в отверстие на полу.

    Вера Полозкова

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (0 голосов, в среднем: 0 из 5)
    Читать далее
  • Беда

    Беда никогда не приходит одна.
    Обычно она дерзей.
    Беда приносит с собой вина,
    Приводит с собой друзей,
    Берет гитару, глядит в глаза,
    Играет глумливый джаз,
    И сердце вниз оседает, за
    Стеночку не держась.
    Да, зарекайся, не доверяй, —
    Но снизу, пар изо рта,
    Беда звонит — значит отворяй
    Железные ворота.
    Жди, что триумф над тобой трубя
    После сраженья-двух,
    Беда загонит себя в тебя
    И вышибет разом дух.
    Ты пропадать станешь черти где,
    Бутылки сметать с лотка,
    И братья бросят тебя в беде —
    Настолько она сладка.
    А коль придут вызволять — ты не
    Откроешь.
    — Спасайся!
    — Ой,
    Оставьте девку наедине
    С ее молодой бедой.
    Когда минует она — опять
    Все раны затянут льды —
    Девица будет часы считать
    До следующей беды.

    Вера Полозкова

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (0 голосов, в среднем: 0 из 5)
    Читать далее
  • Прощание с юностью

    Летит с ветвей ажурный лист
    Приходит осень. Зябко ёжась,
    Садится юный журналист
    Искать фуллтаймовую должность.
    Да, он, трепло и егоза,
    Берется, наконец, за дело.
    Не хочет быть как Стрекоза,
    Что лето красное пропела,
    А тут зима катит в глаза.
    Он алчет славы и бабла.
    Свою визитку; пропуск; статус.
    Сменить веселую поддатость
    На деловое бла-бла-бла.
    Сменить куртенку на гвозде
    На пиджачок, лэптоп и туфли.
    Пельмени, что давно протухли —
    На шведские столы везде.
    Он спит до трех и пьет до ста
    Бутылок в год, но — не тоска ли? —
    Он хочет, чтоб его пускали
    В партеры и на вип-места.
    Так сладко жизнь его течет
    И так он резв и беззаботен.
    Но хочет в месяц двести сотен
    И чтоб везде ему почет.
    Чтоб офис, годовой баланс.
    А не друзья, кабак и танцы.
    Ему так мил его фриланс —
    Но толку что с его фриланса?
    Да, прозы требуют года.
    Он станет выбрит и хозяйствен.
    Сегодня с милым распи*дяйством
    Он расстается навсегда.

    Вера Полозкова

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (0 голосов, в среднем: 0 из 5)
    Читать далее
Страница 5 из 11« Первая...34567...10...Последняя »