Александр Вертинский стихи о любви

  • Piccolo bambino

    (Маленький мальчик)
    Вечерело. Пели вьюги.
    Хоронили Магдалину,
    Цирковую балерину.
    Провожали две подруги,
    Две подруги — акробатки.
    Шел и клоун. Плакал клоун,
    Закрывал лицо перчаткой.

    Он был другом Магдалины,
    Только другом, не мужчиной,
    Чистил ей трико бензином.
    И смеялась Магдалина:
    «Ну какой же ты мужчина?
    Ты чудак, ты пахнешь псиной!»
    Бедный piccolo bambino…

    На кладбище снег был чище,
    Голубее городского.
    Вот зарыли Магдалину,
    Цирковую балерину,
    И ушли от смерти снова…

    Вечерело. Город ник.
    В темной сумеречной тени.
    Поднял клоун воротник
    И, упавши на колени,
    Вдруг завыл в тоске звериной.

    Он любил… Он был мужчиной,
    Он не знал, что даже розы
    От мороза пахнут псиной.
    Бедный piccolo bambino!

    Александр Вертинский
    1933
    Париж

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (1 голос, в среднем: 5 из 5)
    Читать далее
  • Аллилуйя

    М. Юрьевой
    Ах, вчера умерла моя девочка бедная,
    Моя кукла балетная в рваном трико.
    В керосиновом солнце закружилась, победная,
    Точно бабочка бледная, — так смешно и легко!

    Девятнадцать шутов с куплетистами
    Отпевали невесту мою.
    В куполах солнца луч расцветал аметистами.
    Я не плачу! Ты видишь? Я тоже пою!

    Я крещу твою ножку упрямую,
    Я крещу твой атласный башмак.
    И тебя, и не ту и ту самую,
    Я целую — вот так!

    И за гипсовой маской, спокойной и строгою,
    Буду прятать тоску о твоих фуэте,
    О полете шифонном… и многое, многое,
    Что не знает никто. Даже братья Патэ!

    Упокой меня. Господи, скомороха смешного,
    Хоть в аду упокой, только дай мне забыть, что болит!
    Высоко в куполах трепетало последнее слово
    «Аллилуйя» — лиловая птица смертельных молитв.

    Александр Вертинский
    1916-1917

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (0 голосов, в среднем: 0 из 5)
    Читать далее
  • Бал Господен

    В пыльный маленький город, где Вы жили ребенком,
    Из Парижа весной к Вам пришел туалет.
    В этом платье печальном Вы казались Орленком,
    Бледным маленьким герцогом сказочных лет…

    В этом городе сонном Вы вечно мечтали
    О балах, о пажах, вереницах карет
    И о том, как ночами в горящем Версале
    С мертвым принцем танцуете Вы менуэт…

    В этом городе сонном балов не бывало,
    Даже не было просто приличных карет.
    Шли года. Вы поблекли, и платье увяло,
    Ваше дивное платье «Мэзон Лавалетт».

    Но однажды сбылися мечты сумасшедшие.
    Платье было надето. Фиалки цвели.
    И какие-то люди, за Вами пришедшие,
    В катафалке по городу Вас повезли.

    На слепых лошадях колыхались плюмажики,
    Старый попик любезно кадилом махал…
    Так весной в бутафорском смешном экипажике
    Вы поехали к Богу на бал.

    Александр Вертинский
    1917

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (1 голос, в среднем: 5 из 5)
    Читать далее
  • Бар-девочка

    Вы похожи на куклу в этом платьице аленьком,
    Зачесанная по-детски и по-смешному.
    И мне странно, что Вы, такая маленькая,
    Принесли столько муки мне, такому большому.

    Истерически злая, подчеркнуто пошлая,
    За публичною стойкой — всегда в распродаже.
    Вы мне мстите за все Ваше бедное прошлое-
    Без семьи, без любви и без юности даже.

    Сигарета в крови. Зубы детские, крохкие.
    Эти терпкие яды глотая,
    Вы сожжете назло свои слабые легкие,
    Проиграете в «дайс» Вашу жизнь, дорогая.

    А потом, а потом на кладбище китайское,
    Наряженная в тихое белое платьице,
    Вот в такое же утро весеннее, майское
    Колесница с поломанной куклой покатится.

    И останется… песня, но песня не новая.
    Очень грустный и очень банальный сюжет:
    Две подруги и я. И цветочки лиловые.
    И чужая весна. Только Вас уже нет.

    Александр Вертинский
    1938

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (0 голосов, в среднем: 0 из 5)
    Читать далее
  • Без женщин

    Как хорошо без женщины, без фраз,
    Без горьких слов и сладких поцелуев,
    Без этих милых, слишком честных глаз,
    Которые вам лгут и вас еще ревнуют!

    Как хорошо без театральных сцен,
    Без длинных «благородных» объяснений,
    Без этих истерических измен,
    Без этих запоздалых сожалений.

    И как смешна нелепая игра,
    Где проигрыш велик, а выигрыш ничтожен,
    Когда партнеры ваши — шулера,
    А выход из игры уж невозможен.

    Как хорошо с приятелем вдвоем
    Сидеть и пить простой шотландский виски
    И, улыбаясь, вспоминать о том,
    Что с этой дамой вы когда-то были близки.

    Как хорошо проснуться одному
    В своем веселом холостяцком «флете»
    И знать, что вам не нужно никому
    «Давать отчеты» — никому на свете!

    А чтобы «проигрыш» немного отыграть,
    С ее подругою затеять флирт невинный
    И как-нибудь уж там «застраховать»
    Простое самолюбие мужчины!

    Александр Вертинский
    1940

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (0 голосов, в среднем: 0 из 5)
    Читать далее
  • Безноженька

    Ночью на кладбище строгое,
    Чуть только месяц взойдет,
    Крошка-малютка безногая
    Пыльной дорогой ползет.

    Днем по канавам валяется,
    Что-то тихонько скулит.
    Ночью в траву забирается,
    Между могилками спит.

    Старой, забытой дороженькой
    Между лохматых могил
    Добрый и ласковый Боженька
    Нынче во сне приходил.

    Ноги большие и новые
    Ей подарить обещал,
    А колокольцы лиловые
    Тихо звенели хорал…

    «Боженька, ласковый Боженька,
    Что тебе стоит к весне
    Глупой и малой безноженьке
    Ноги приклеить во сне?»

    Александр Вертинский
    1916

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (0 голосов, в среднем: 0 из 5)
    Читать далее
  • В синем и далеком океане

    Вы сегодня нежны,
    Вы сегодня бледны,
    Вы сегодня бледнее луны…
    Вы читали стихи,
    Вы считали грехи,
    Вы совсем как ребенок тихи.

    Ваш лиловый аббат
    Будет искренно рад
    И отпустит грехи наугад…
    Бросьте ж думу свою,
    Места хватит в раю.
    Вы усните, а я вам спою.

    В синем и далеком океане,
    Где-то возле Огненной Земли,
    Плавают в сиреневом тумане
    Мертвые седые корабли.
    Их ведут слепые капитаны,
    Где-то затонувшие давно.
    Утром их немые караваны
    Тихо опускаются на дно.
    Ждет их океан в свои объятья,
    Волны их приветствуют, звеня.
    Страшны их бессильные проклятья
    Солнцу наступающего дня…

    Александр Вертинский
    1927
    Польша, Краков

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (0 голосов, в среднем: 0 из 5)
    Читать далее
  • В снегах России

    По снежным дорогам России,
    Как стаи голодных волков,
    Бредут вереницы немые
    Плененных германских полков.

    Не видно средь них командиров.
    Навеки замкнуты их рты.
    И жалко сквозь клочья мундиров
    Железные блещут кресты.

    Бредут сквозь донские станицы
    Под дьявольский посвист пурги
    И прячут угрюмые лица
    От русского взгляда враги.

    И холод, и жгучие раны
    Терзают усталую рать,
    И кличут в бреду капитанов,
    И маршала просят позвать.

    Но смерть в генеральском мундире,
    Как маршал пред бывшим полком,
    Плывет перед ними в эфире
    На белом коне боевом.

    И мстительный ветер Отчизны
    Заносит в серебряный прах
    Останки покойных дивизий,
    Усопших в российских снегах.

    И сквозь погребальную мессу,
    Под вьюги тоскующий вой,
    Рождается новая песня
    Над нашей Великой Страной.

    Александр Вертинский
    Февраль 1943
    Шанхай

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (0 голосов, в среднем: 0 из 5)
    Читать далее
  • В степи молдаванской

    Тихо тянутся сонные дроги
    И, вздыхая, ползут под откос.
    И печально глядит на дороги
    У колодцев распятый Христос.

    Что за ветер в степи молдаванской!
    Как поет под ногами земля!
    И легко мне с душою цыганской
    Кочевать, никого не любя!

    Как все эти картины мне близки,
    Сколько вижу знакомых я черт!
    И две ласточки, как гимназистки,
    Провожают меня на концерт.

    Что за ветер в степи молдаванской!
    Как поет под ногами земля!
    И легко мне с душою цыганской
    Кочевать, никого не любя!

    Звону дальнему тихо я внемлю
    У Днестра на зеленом лугу.
    И Российскую милую землю
    Узнаю я на том берегу.

    А когда засыпают березы
    И поля затихают ко сну,
    О, как сладко, как больно сквозь слезы
    Хоть взглянуть на родную страну…

    Александр Вертинский
    1925

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (0 голосов, в среднем: 0 из 5)
    Читать далее
  • В этой жизни ничего не водится

    В этой жизни ничего не водится —
    Ни дружбы, ни чистой любви.
    Эту жизнь прожить приходится
    По горло и в грязи, и в крови.

    А поэтому нужно с каждого
    Сдирать сколько можно кож.
    А чтоб сердце любви не жаждало,
    Засунуть под сердце нож!

    И для нас на земле не осталось
    Ни Мадонн, ни Прекрасных Дам.
    Это только когда-то казалось
    Или, может быть, снилось нам.

    Это нас обманули поэты.
    Утверждая, что есть Любовь,
    И какие-то рыцари где-то
    Умирали и лили кровь…

    И только шептали имя
    Высоко благородных дам
    Для того, чтобы те с другими
    Изменяли своим мечтам.

    Александр Вертинский
    Шанхай
    1940

    1. 5
    2. 4
    3. 3
    4. 2
    5. 1
    (0 голосов, в среднем: 0 из 5)
    Читать далее
Страница 1 из 912345...Последняя »